НА ГЛАВНУЮ

 

«ПЕПЕЛАЦЫ» ЛЕТЯТ НА ЛУНУ

 

 

Глава 15

 

 

«Откуда падали капсулы с астронавтами?»

 

 

Часть 5

 

 

Из истории «нижней» космонавтики

 

 

Что такое космос? На этот вопрос есть несколько ответов, и все они правильные, каждый по своему.

Юридически, космосом считается все, что выше 100 километров − так называемой линии Кармана, установленной Международной авиационной федерацией FAI.

Названа так по имени американского учёного Теодора фон Кармана. Он выдвинул гипотезу, что примерно на этой высоте атмосфера становится настолько разрежённой, что аэродинамическая авиация становится невозможной, так как скорость летательного аппарата, необходимая для создания достаточной подъёмной силы, становится больше первой космической скорости.

С точки зрения наших сегодняшних знаний, утверждение более чем спорное. Дело в том, что минимальная высота условной круговой орбиты, на которой спутник может существовать более одного витка, составляет не менее 150км. Для высот 100км ≤ h ≤ 150км спутник просуществует менее одного витка и гарантировано упадет на Землю.

NASA определяет высоту 122км − как границу, ниже которой статистическое торможение спутника становится физически измеряемым при помощи акселерометров. 

С точки зрения ВВС США граница космоса начинается на высоте 50 миль ~ 80 километров.

Можно утверждать, что предельная высота полета летательного аппарата, опирающегося на воздух, ограничена высотой 50км − граница физического космоса. С практической точки зрения, содержание воздуха на высотах выше 50км столь ничтожно, что на этой высоте заканчивается традиционные авиация и воздухоплаванье. Японцы утверждают, что им удалось запустить в 2013 году метеозонд на высоту 53,7км. Даже если это и так, то, пожалуй, это предел технологических возможностей человека.

Возможно, когда-нибудь лет через 50 появятся гиперзвуковые самолеты, способные длительное время находится в «мертвой зоне» ~ 50...100км. Но не теперь.

С другой стороны, субъективно, на высоте 20км небо абсолютно черное, как в космосе. Звезды и планеты видны даже днем, а вакуум столь же сильный, что разница в последствиях между разгерметизацией на высоте 20км и 120км для человека, как живого существа, небольшая.

Озоновый слой, защищающий нас от ультрафиолетового излучения, располагается на высотах от 20 до 25 км (в тропических широтах 25—30 км).

Таким образом, высоту 30 километров можно с полным основанием называть границей ближнего космоса, поскольку для изучения околоземного пространства высота 30км и 130км предоставляет примерно одинаковые возможности. Поскольку космос ближний, не полноценный, то его исследования я бы в шутку назвал «нижней» космонавтикой.

До начала космической эры в 1957 году человечество не имело никаких альтернатив для познания высоты, кроме воздушного шара. Но даже с появлением спутников человек не отказался от применения стратостатов, ведь их стоимость ничтожна по сравнению со стоимостью ракеты, а технический риск − минимален.

Надо признать, что в середине 50-х годов прошлого века США захватили лидерство в стратосферной гонке. В СССР вначале скептически отнеслись к столь архаичному летательному аппарату, а потом начали ускоренно догонять, и даже к середине 60-х годов смогли установить примерный паритет.

Если фигура мифологизированного «главного конструктора» американской космонавтики Вернера фон Брауна известна всем (хотя мало кто знает, что он на самом деле был чем-то средним между Остапом Бендером и Кисой Воробьяниновым), то фигура главного конструктора американской «нижней» космонавтики почти никому не известна.

На самом деле, всеми значительными достижениями в области стратосферных исследований, и, по моему мнению, обеспечением интересов NASA в проектах «Меркурий», «Джемини» и «Аполлон», − Америка обязана Отто фон Винцену − главному конструктору и основателю фирмы «Winzen Research, Inc.» (WRI).

 

Отто фон Винцен (Otto von Winzen)

 

Отто фон Винцен родился 24 октября 1917 года в Германии. Накануне Второй мировой войны, в 1937 году, иммигрировал в США.

В отличие от других известных немцев, ему никогда не приходилось представать перед дилеммой сотрудничества с фашистами. Зато ему «повезло» в США: во время войны его бросили в концлагерь для интернированных лиц как врага американского народа...

После войны, в 1949 году он основал вместе с женой Верой Винцен фирму «Winzen Research, Inc.» и с тех пор стал главным в США по воздушным шарам.

Все без исключения рекордные высотные полеты в стратосферу по проектам «ManHigh», «StratoLab», «SkyHook» и т.д. выполнялись исключительно при помощи гигантских стратостатов фирмы «Winzen Research, Inc.»

В четвертой части главы №15 я уже упоминал о первом высотном пилотируемом проекте «ManHigh». Всего было произведено в период 1957-1958г.г. два беспилотных и три пилотируемых полета по программе «ManHigh». В первом пилотируемом полете «ManHigh- участвовал огромный 2-миллионный шар объемом 2млн. кубических футов и кабина весом до 500кг. В последних полетах «ManHigh-II» и «ManHigh-III» применялись шары объемом 3млн. кубических фут (3-миллионники) и кабина весом около 750кг.       

 

Архивная съемка запуска капсулы «ManHigh-II»

 

В целом же, капсулы типа «ManHigh» представляли собой весьма примитивную допотопную конструкцию, бесконечно далекую до уровня реального космического корабля.

 

на фото: внутри капсулы «ManHigh»

 

В процессе реализации проекта «ManHigh» произошла трагикомическая история личного характера: жена Отто фон Винцена − Вера − в 1958 году ушла от мужа к пилоту стратостата «ManHigh-II» Девиду Саймонсу. При том, что у Девида Саймонса была жена и четверо детей. Обоим супружеским парам пришлось развестись[35]...

 

на фото любовный треугольник: майор Девид Саймонс, Отто фон Винцен и Вера Винцен (будущая миссис Саймонс)

 

Однако, не только ради исследований ближнего космоса в мирных целях применялись высотные гелиевые шары.

28 апреля 1958 года с борта авианосца «Боксер» (USS Boxer CV-21) был произведен запуск стратостата с ядреным зарядом на борту!

 

Уникальные кинокадры запуска ядерного стратостата 28.04.1958г.

 

И вот здесь мы подходим к самому главному обстоятельству: в 1959 году, в рамках реализации программы пилотируемого космического корабля «Меркурий», намечено реализовать вспомогательную программу «Mercury Balloon Flight Tests» или «Программу аэростатных испытательных полетов Меркурий».

В официальном документе, который хранится в архивах NASA, обозначенный, как «NASA Space Task Group, Project Mercury Status Report No. 1 for Period Ending January 31, 1959; Memo, George Low to NASA Administrator, subject: Status Report No. 5, Project Mercury, Jan. 20, 1959» прямым текстом было предложено следующее[36]:

 

 

Balloon flights were planned for high-altitude qualification tests of the complete spacecraft, including all instrumentation, retrorockets, drogue parachute system, and recovery. Later balloon flights would be manned to provide as much as 24 hours of training followed by recovery at sea. The Space Task Group made surveys of organizations experienced in the balloon field and recommended that the Air Force Cambridge Research Center be given responsibilities for designing, contracting, and conducting the balloon program.

 

Полеты на воздушном шаре были запланированы для высотных квалификационных испытаний всего космического корабля, включая все контрольно-измерительные приборы, тормозные ракетные двигатели, парашютную систему и спасательные средства. Более поздние полеты на воздушном шаре должны были быть пилотируемыми, чтобы обеспечить целых 24 часа обучения с последующим спасением на море. Космическая целевая группа провела изучение организаций, имеющих опыт в области аэростатов, и рекомендовала возложить на исследовательский центр ВВС в Кембридже ответственность за разработку, заключение контрактов и проведение программы аэростатов.

 

(Project Mercury Status Report No. 1 for Period Ending January 31, 1959)

 

 

Пройдет всего несколько месяцев, и 22 мая 1959 года руководитель пилотируемых космических программ NASA Джордж Лоу напишет докладную записку[36]:

 

 

 The Project Mercury balloon flight test program was canceled. The Space Task Group oficials determined that the spacecraft could be tested environmentally in the Lewis Research Center's altitude wind tunnel. This included correct temperature and altitude simulations to 80,000 feet. The pilot could exercise the attitude control system and retrorockets could be fired in the tunnel. Because an active contract did exist with the Air Force, it was decided the two balloon drop tests with unmanned boiler-plate spacecraft would be accomplished.

 

Программа аэростатных летных испытаний проекта «Меркурий» была отменена. Официальные представители Космической целевой группы определили, что космический корабль может быть испытан в аэродинамическом туннеле. Исследовательского центра Льюиса. Это включало правильное моделирование температуры и высоты до 80.000 футов. Пилот мог задействовать систему контроля ориентации, и в туннеле могли быть запущены тормозные ракетные двигатели. Поскольку с ВВС существовал действующий контракт, было решено, что два аэростатных бросковых испытания беспилотного макета космического корабля должны быть завершены.

 

(Memo, George Low to NASA Administrator, subject: Status Report No. 14, Project Mercury, May 22, 1959)

 

 

Почему-то все историки космонавтики интерпретируют докладную записку Джорджа Лоу от 22 мая 1959 года на имя Директора NASA как полный и окончательный отказ от программы полетов «Меркурия» на воздушном шаре.

Например, в Энциклопедии Астронавтики Марка Вейда[37] категорически утверждается о свертывании аэростатной космической программы, хотя, по данным Марка Вейда, была даже назначена дата пилотируемого полета капсулы «Меркурий» на воздушном шаре − январь 1961 года.

 

Первый полет стратостата «Меркурий» был запланирован на январь 1961 года[37]

 

Между тем, у Джорджа Лоу написано не совсем так: контракт с ВВС на проведение аэростатных бросковых испытаний должен выполняться, два броска макета капсулы «Меркурий» со стратостата должны быть исполнены! Таким образом, была отменена лишь пилотируемая часть программы, беспилотная продолжала выполняться.

На самом деле, все эти указания должностных лиц NASA ни в коем случае не следует рассматривать как нечто, решенное раз и навсегда.

1959 год − был для NASA годом великих шараханий из стороны в сторону. Просто напомню, что в конце 1958 года главный конструктор «Меркурия» Макс Фагет, под влиянием своих предрассудков[28], полностью отклонил идею использования абляционного теплозащитного покрытия на корабле «Меркурий» в пользу бериллия!

Он полагал, что металлический теплозащитный экран из бериллия гораздо лучше и надежнее абляционного покрытия.  Данные выводы были отмечены в Меморандуме от 28 ноября 1958г. «Технические характеристики пилотируемой космической капсулы». Макс Фагет утверждал: «Абляция была исключена в качестве материала для конкурса по той простой причине, что она может оказаться слишком «темной лошадкой» в технической оценке»[28].

 

Поразительно, но весь подготовительный период 1958-1959 годов американцы разрабатывали изначально несостоятельную для космических полетов капсулу с бериллиевым щитом!

 

Поэтому предложения Джорджа Лоу заменить летные испытания в условиях, приближенных к космическим, на имитацию полета в аэродинамической трубе, − я бы воспринял с долей скепсиса. Все-таки полет − это полет. Для достижения подлинной достоверности на земле нужны гигантские капиталовложения на строительство испытательного стенда внушительных размеров. Если все делать серьезно и добросовестно, то наземные стендовые испытания могут оказаться по смете ничуть не дешевле дюжины баллонов с гелием и воздушного шара из банального полиэтилена.

Американцы могли легко передумать насчет использования стратостатов, тем более, что по факту все выполнялось: фирма «Winzen» к январю 1960 года разработала и произвела целую серию гигантских 10-миллионных шаров объемом 10млн. кубических футов (283тыс. м3) идеально подходящих для проекта «Меркурий».

В качестве стартовой площадки для запуска стратостатов был выбран авианосец «Велли Фордж» (USS Valley Forge CV-45).

Только в течение января 1960 года было произведено не менее 10 запусков высотных шаров, из них как минимум три − гигантских 10-миллионных шаров.

26 января 1960 года с палубы авианосца «Велли Фордж» из акватории Карибского моря, недалеко от Малых Антильских островов, был произведен первый запуск стратостата «Skyhook Bravo» фирмы Winzen Research Inc., полетный номер WRI 859, объемом 10млн. кубических футов, спустя четыре часа достигший высоты 116.000 футов (~35,4км)[38].

После окончания полета и приводнения, шар был возвращен на борт авианосца «Велли Фордж» и повторно использован для запуска 30 января 1960 года, в котором была достигнута максимальная высота полета 113.500 футов (~34,6км).

 

на фото: запуск гигантского стратостата «Skyhook Bravo», январь 1960г.

 

Третий запуск состоялся 31 января 1960 года, однако оказался неудачным: возникли проблемы с подвеской полезной нагрузки, в итоге оболочка шара «Skyhook Charlie» сдулась и упала неподалеку от борта авианосца.

Тут будет уместно привести данные ВМС США относительно грузоподъемности 10-миллионного (10млн. кубических футов) стратостата «Skyhook Charlie»[39]:

 

Высота Вес шара Вес полезной нагрузки Примерный весовой эквивалент
1 116000 фут 1760 фунт 2903 фунт

капсула

«Меркурий»

2 35,4км 800 кг 1317 кг

 

Вышеприведенные данные, в целом, хорошо согласуются с моими оценками, данными четвертой части Главы №15.

Таким образом, серийный 10-миллионный стратостат «Winzen» был идеально спроектирован для доставки капсулы «Меркурий» на космическую высоту 35 километров!

Другое дело, что цилиндрическая капсула «ManHigh» представляла собой скорее футляр для астронавта, нежели базу для создания полноценного космического корабля.

В целом же, проект «ManHigh» хотя и принес массу полезного опыта пилотируемых полетов в «нижний» космос, но был абсолютно тупиковым и бесперспективным для американской космической индустрии. Поэтому, выбор Вернера фон Брауна капсулы «ManHigh», как базиса для первого пилотируемого космического корабля, − был ошибкой.

Совсем другое дело − альтернативный проект «StratoLab» под эгидой ВМС США, который осуществлялся в середине 50-х годов параллельно с проектом ВВС США «ManHigh», находясь постоянно в его информационной тени.

Существует стереотип, что моряки «плавают», а летчики «летают». В случае конкуренции ВМС и ВВС США за первенство в изучении верхних слоев атмосферы, «моряки» принесли гораздо больше практических результатов, чем «летчики»!

Начнем с того, что космические скафандры Navy Mark IV для проекта «Меркурий» были разработаны по заказу именно ВМС США для высотных полетов своей палубной авиации, а вовсе не «сухопутными» ВВС США.

Во-вторых, всю сертификацию скафандров Navy Mark IV для космических полетов взял на себя американский флот в рамках проекта «StratoLab».

Широко описано в специальной литературе и никем не оспаривается тот факт, что успешный «космический» полет суборбитальной капсулы «Меркурий» MR-3 с Аланом Шепардом на борту 5 мая 1961 года стал возможен только благодаря генеральной репетиции днем ранее − «космическому» полету 4 мая 1961 года стратосферной кабины «StratoLab-V» с борта авианосца «Энтитем» (USS Antietam CV-36) на высоту 34 километра с астронавтами Малкольмом Россом и Виктором Пратером на борту!

Обеспечением данного полета занималась команда Отто фон Винцена − главного конструктора всех американских стратостатов того времени.

Кто знает, как бы развивалась американская космонавтика, если бы NASA не занималось чепухой вроде конического футляра с бериллиевым днищем («Меркурий»), а сделало бы ставку на эволюцию капсулы «StratoLab» в полноценный космический корабль...

Быть может, американцы бы тогда создали свой аналог советского космического корабля «Восток»!   

Обратите внимание на некоторое сходство подходов при создании стратостатов «StratoLab» и «Волга/Восток»:

 

на фото: стратостат «StratoLab»

на фото: стратостат «Волга», созданный на основе КК «Восток» 

 

У них еще и размеры похожие: примерно 2,13м в диаметре для американского шарика «StratoLab» и около 2,3м для спускаемого аппарата «Восток»

Их главное отличие − это люк! Советский − широкий, идеально круглый, с основательной окантовкой, рассчитанный на катапультирование космонавта. Американский − больше напоминает уменьшенный люк пассажирского самолета, повернутый поперек на 90 градусов.

Сохранились эскизные рисунки проекта «StratoLab»:

 

на фото: оригинальный эскиз кабины «StratoLab» с внешним телескопом

 

Американцы не зря прятали свой перспективный стратостат «StratoLab» от посторонних глаз, ибо данный летательный аппарат представлял собой огромный шаг вперед на пути создания полноценного космического аппарата.

Помимо того, что кабина корабля «StratoLab» была полностью герметична и рассчитана на полет в условиях, максимально приближенных к космическим, его системы жизнеобеспечения позволяли совершать полеты длительностью несколько суток!

 

На фото: тестовые испытания стратостата «StratoLab» (Фото National Geographic's Tomas J. Abercrombie)

 

Устройство кабины выглядело следующим образом[40].

В «StratoLab» было два открывающихся внутрь люка, установленных в плоских рамах. Наличие двух люков облегчало нормальный вход и выход и облегчало быструю эвакуацию в случае чрезвычайной ситуации. В кабине поддерживалось давление, эквивалентное высоте 5000м. Когда воздушный шар поднимался за пределы этой высоты, перепад давлений между кабиной и внешней атмосферой прижимал люки к рамкам. Силиконовое уплотнительное кольцо вокруг наружного диаметра каждого люка создавало герметичное уплотнение. При спуске люки открывались автоматически.

В «StratoLab» использовалась двухгазовая атмосфера (!), снабженная двумя отдельными криогенными системами. Одна система содержала пять литров смеси из 50% жидкого кислорода и 50% жидкого азота. Второй пятилитровый конвертер содержал только жидкий кислород. Это обеспечило вспомогательное снабжение для аварийного повышения давления в кабине и подавало кислород для скафандров пилотов. Вместе они обеспечили 72-часовую подачу кислорода двум пилотам.

Патроны с гидроксидом лития и хлоридом лития применялись для удаления углекислого газа и водяного пара из атмосферы кабины. Давление воздуха внутри кабины автоматически поддерживалось регулятором давления, созданным компанией Firewel в Буффало, Нью-Йорк. В качестве резервной системы жизнеобеспечения кабины пилоты носили авиационные высотно-компенсирующие костюмы Air Force MC-3 (применялись пилотами высотных самолетов-разведчиков U-2).

У кабины «StratoLab» было девять окон, закрытых 3/4-дюймовым оргстеклом. Черно-белая схема краски, подобная той, что использовалась в Explorer II, обеспечивала пассивный контроль температуры для «StratoLab». Вентиляторы в салоне продували воздух через теплую нижнюю половину или более холодную верхнюю половину, в зависимости от температуры внутри.

«StratoLab» был подвешен к воздушному шару через открытый нейлоновый грузовой парашют диаметром 19,5м. В случае, если бы экипаж утратил дееспособность, наземный контроль мог отрезать гондолу. Если бы и воздушный шар, и грузовой парашют вышли из строя, у пилотов были индивидуальные парашюты для покидания кабины.

Пилотами Малкольмом Россом и Ли Льюисом в 1956-1959г.г. было совершено четыре длительных стратосферных полета корабля «StratoLab»: 8 ноября 1956 года длительностью 6 часов, 18 октября 1957 года длительностью 10 часов, 26−27 июня 1958 года длительностью 35 часов и 28−29 ноября 1959 года длительностью 28 часов. 

Максимальная высота полетов «StratoLab» была в диапазоне 24...26км, т.е. примерно соответствовала характеристикам советского стратостата «Волга»

Это уже была серьезная заявка на создание реального космического корабля. Американцам оставалось проделать два шага: обшить снаружи корпус мешковиной из стекловолокна и пропитать смолой, а космонавта зафиксировать в кресле с привязными ремнями...

Пока в СССР за 1959-1960г.г. был сделан рывок по созданию прототипа КК «Восток», американцы просто остановились на ровном месте, так никогда и не совершив те два небольших шага на пути к звездам. Не дошли, как не дошел в 1942 году фельдмаршал Фридрих Паулюс нескольких сотен метров до Волги...

Поражению в космической гонке немало поспособствовала неразбериха в руководстве Министерством обороны США. Ситуация напоминала басню Крылова про лебедя, рака и щуку: пока ВМС создавал космические скафандры Navy Mark IV и кабину стратостата космического уровня «StratoLab», ВВС пошло своим путем и пустилось во все тяжкие − их новый стратосферный проект «Excelsior» оказался еще потешнее предыдущего «ManHigh»: открытая кабина реально напоминала огромную клетку для попугая, но никак не летательный аппарат! Вот уж, действительно, цирк, да и только!

 

на рисунке: прыжок Джозефа Киттингера из кабины стратостата «Excelsior»[41]

  

Весь 1960 год команда Отто фон Винцена просидела без дела, ожидая принятия решения высшим руководством США. Однако, в год выборов, у президента Дуайта Эйзенхауэра и его вице-президента Ричарда Никсона было много других забот помимо игры в космонавтику с неочевидными перспективами...

А что же наш господин барон? В это время группу фон Брауна подвергли реорганизации: в октябре 1959 года их убрали из Агентства баллистических ракет Армии США, но в NASA приняли только 1 июля 1960 года! Пока в недавно созданном агентстве NASA разбирались, кто кому начальник, − 19 августа 1960 года в космос полетели Белка и Стрелка. Через день после возвращения они дали пресс-конференцию в ТАСС, и тогда даже самые упертые оптимисты в Вашингтоне поняли: они крепко опоздали...

 

В январе 1961 года в Белый Дом пришла администрация Джона Кеннеди. Начинать им пришлось даже не с чистого листа, а с разбитого корыта:

1) космической ракеты грузоподъемностью хотя бы несколько тон − нет;

2) орбитального космического корабля − нет;

3) отработанных технологий пилотируемого космического полета и возвращения на землю − нет.

 

По сути, всего − нет! А что есть?

 

Есть перспектива прототипа космического корабля «StratoLab», но его габариты велики и не вписываются в диаметр ракет «Атлас» и «Редстоун», а масса серьезно превышает их допустимую полезную нагрузку.

Есть некая коническая кабина «Меркурий», не имеющая серьезной теплозащиты, не способная для торможения с первой космической скоростью в атмосфере.

Есть ракета «Атлас», которая может вывести в космос чуть более тонны груза, что явно недостаточно для настоящего космического корабля. К тому же надежность «Атласа» в то время оценивалась, как 50%, и ни один здравомыслящий чиновник NASA не подписался бы под разрешением на реальный пилотируемый полет...

Даже реализация эрзац−проекта фон Брауна по зашвыриванию гермокабины на высоту 100км с последующим спуском на парашюте таила в себе массу проблем.

Во-первых, из-за слишком низкого удельного импульса спиртовой ракеты «Редстоун», ее эксплуатировали при очень большом перепаде начальной и конечной массы ракеты, что означает недопустимо большие перегрузки в конце активного участка, когда полная тяга двигателя делится на массу пустой ракеты, что, в данном конкретном случае, означает перегрузки в диапазоне 15...20g (подтверждается данными полетов «МеркурийРедстоун» MR-1А и MR-2)

Спуск кабины происходил под очень большим углом к местному горизонту, что означало, в данном конкретном случае, максимальные перегрузки при спуске в районе 15...17g  (подтверждается данными полетов «МеркурийРедстоун» MR-1А и MR-2).

Для формальной сертификации для пилотируемого полета нужно было гарантировать не превышение лимита 12g.

«Что делать?» − спрашивал Чернышевский.

Сушить весла! Сама безысходность ситуации объективно подталкивает к наипростейшему решению, которое лежит на поверхности: ракета «Редстоун» стреляет пустой болванкой в океан, которая летит себе с миром на самое дно, без всяких парашютов... В силу кратковременности суборбитального полета, я бы не стал играться со сверхскоростной доставкой астронавта на реактивном истребителе к месту посадки: спешка всегда плохой помощник, источник множества ошибок.

Лучше воспользоваться двойником в скафандре на космодроме, благое дело, что астронавта (до полета) и так мало кто знает в лицо, а в шлеме не узнают тем более.

Лучше, лучше, я вам дело говорю! Все сделать спокойно и без спешки. Двойника приводят на стартовую площадку, он для виду присядет в кабину, где снимет шлем, накладной белый халат и бахилы, только имитирующие внешний вид скафандра! А под ним − рабочая спецовка инженера пусковой установки! Он даже прятаться не будет: выйдет обратно из люка на виду у всех, как будто помогал астронавту усесться в кресло! Поможет дяде Гюнтеру плотно закрыть люк и с умным видом, никуда не торопясь и ни от кого не прячась, спокойно спуститься в закрытый бункер для пусковой команды...

Останется только в нужное время сбросить капсулу «Меркурия» над точкой приводнения...

Многие читатели полагают, что это нехитрое задание проще всего выполнить с борта тяжелого военно-транспортного самолета, например, С-130 или С-133.

Но, только вы учтите, что такая крупная «птица» будет слишком хорошо видна даже невооруженным глазом, особенно над открытым морем в хорошую погоду. Желание пригласить съемочные группы центральных американских телеканалов будет омрачено тем, что оптика телекамер отлично позволит разглядеть бутафорию фиктивного полета. 

Значит, огромная масса совершенно невоенных, то есть абсолютно штатских людей, у которых язык, как помело, потом по пьяни и в курилках друзьям расскажет все подробности. С точки зрения теории распространения сплетен, удержать этот ком абсолютно невозможно. Нереально!

«Что делать?» − спрашивал Ленин.

Послушайте моего совета, как бы я сделал на месте фон Брауна, ибо я плохого не посоветую: заранее, еще затемно, до рассвета, с борта одного авианосца («стартующего»), например, «Энтитем» (USS Antietam CV-36), в три часа утра по местному времени, 5 мая 1961 года тихо стартует капсула «Меркурий» на гелиевом шаре фирмы «Winzen» стандартным объемом 10 миллионов кубических футов (283тыс. м3).

Почему ночью, до рассвета? Потому что шар прозрачный, из полиэтилена, и ночью абсолютно не виден ни визуально, ни на радарах!

Поскольку ровно за сутки до этого с палубы авианосца «Энтитем» уже нечто подобное запускали, то никакого нездорового интереса эта процедура у экипажа не вызвала бы! Тем более, что весь апрель 1961 года авианосец «Энтитем» был отдан команде Отто фон Винцена для тренировок по запуску стратостатов...

Интересный факт: во время тренировочного запуска 28 апреля 1961 года «StratoLab» был поднят на высоту 2км, а затем четко посажен обратно на палубу авианосца!

 

Своим успехом 5 мая 1961 года Алана Шепарда обязан не только героическому полету стратостата «StratoLab- 4 мая 1961 года, но и целому месяцу тренировок пусковой команды Отто фон Винцена в апреле 1961 года на палубе авианосца «Энтитем»...

 

Если ночной запуск системы «Winzen-Меркурий» пройдет успешно, то через два часа, около 5 часов утра, стратостат займет свою точку «стояния» на целевой высоте 35км.

Тогда можно выпускать дублера астронавта! По стечению обстоятельств, именно в 5:15 по местному времени 5 мая 1961 года человек, изображавший Алана Шепарда в скафандре, занял место в кабине болванки−«Меркурия». Старт должен был состояться в 7:05 по местному времени, но, то ли шар не успел подняться, то ли актер никак не мог вылезти и снять с себя шлем, халат и бахилы, короче − пришлось еще брать паузу на два часа!

К девяти утра все было готово, и в 9:34 утра по местному времени боле 45 миллионов американских телезрителей наблюдало, как болванка−«Редстоун» (бывшая Фау-2) летит прямиком в океан, на дно...    

А в это же время, на встречу дрейфующей в стратосфере капсуле «Меркурий», шел «встречающий» авианосец «Лейк Чемплейн» (USS Lake Champlain CV-39).

Через пару минут после того, как ракета «Редстоун» с болванкой вместо корабля достигнет апогея суборбитальной траектории, можно отпускать шар и начинать свободный спуск стратостата с Аланом Шепардом на борту.

Но будет ли приводнение точным, ведь шар постоянно дрейфует? Будет, если учесть поправку на ветер и следовать точно за шаром по всей его траектории полета.

Интересный факт: 4 мая 1961 года стратостат «StratoLab- за 9 часов дрейфа проделал большой путь длиною 225км, но поскольку его по маршруту сопровождал авианосец «Энтитем», то приводнение корабля «StratoLab- произошло с космической точностью − полторы мили от борта авианосца!

В будущем, такая точность приводнения станет фирменным знаком проекта «Сатурн-Аполлон»...

Чем замечателен данный метод, − так это тем, что можно привозить любые комиссии экспертов, собирать всех зевак, журналистов и телеоператоров и даже пообещать сто долларов тому, кто заметить что-либо необычное. В чистом небе, где не кружат никакие самолеты, лишь только маленькая точка приближается с космической высоты, демонстрируя все, как должно было бы происходить по науке. Да и команда «Лейк Чемплейн» никаких шаров в глаза не видела, что является абсолютной правдой!

Благодаря творчеству Агаты Кристи и одноименному роману английского писателя Сирила Хэйра, в обиход вошло понятие «чисто английское убийство» − нечто идеально выверенное, без единого лишнего движения, без единой видимой улики, способной выдать убийцу...

То, что было описано выше, это, если угодно, − «чисто американское надувательство», Большой космический обман!

 

 

Америка вас не забудет!

 

Удивительная вещь: два немецких барона − Вернер фон Браун и Отто фон Винцен − внесли ключевой вклад в развитие американских космических программ.

При этом один из них был фашистом, а другой наоборот − бежал от Гитлера в Америку еще до войны.

Оплот Свободы своеобразно принял обоих: во время войны Отто фон Винцен сидел в американском концлагере для немецких граждан, пока Вернер фон Браун получал награды и звания от Фюрера. После 1945 года они поменялись местами, но ненадолго.

Им обоим пришлось тяжело пробиваться в конкурентной борьбе, искупая свое немецкое происхождение.

Так уж получилось, что Отто фон Винцен внес реальный вклад в развитие аэронавтики, стал человеком номер один в стратосфере, но навсегда остался в тени своего земляка-фашиста, которого Линдон Джонсон назначил главной медийной фигурой американской космонавтики.

Примерно те же чувства испытывали реальные творцы советской ракеты Р-7 и атомной бомбы, когда специально распущенные слухи приписывали авторство этих выдающихся достижений известным, но совершенно не причастным академикам с мировым именем.

Но в отличие от Королева, который в 1961 году получил все возможные почести и награды, за их 1961 год ни фон Браун, ни фон Винцен не получили ничего!

Президент Джон Кеннеди наградил лишь троих астронавтов: вначале Алана Шепарда, а через несколько дней вручил награды Малкольму Россу и вдове Виктора Пратера.

В июле 1969 года Вернер фон Браун рассчитывал наконец-то получить свою порцию славы и наград.

Отто фон Винцен, понятное дело, не рассчитывал ни на что. Не в лагере, да на свободе, дали денег − какой награды мог еще желать немец в самой свободной стране мира?!

Но, фон Браун имел права надеяться! Кто, как не он?!

Увы, этот жестокий, жестокий мир грубо приземлил немецкого самозванца на землю, указав на место в прихожей для слуг и лакеев.

Президент Ричард Никсон перед тем, как пригласить гостей на торжественный прием в Белый Дом 13 августа 1969 года, поступил крайне нестандартно, неожиданно: дал поручение Директору ФБР Эдгару Гуверу провести «проверочку» в отношении руководителя ракетного Космического центра имени Маршалла. Гувер не нашел доказательств прямой измены со стороны фон Брауна, но дал ему весьма негативную характеристику. Поэтому торжественный прием в честь астронавтов «Аполлон-11» господин барон смотрел, как и все прочие американские граждане, по телевизору...

Однажды попав «на карандаш», фон Браун оказался под плотным наружным наблюдением спецслужб почти до конца своей жизни!

Удивительное дело: его, триумфатора, и под оперативное наблюдение?!

Правда, надо помнить, что звезда фон Брауна зажглась и горела только при поддержке демократа Линдона Джонсона.

Республиканец Ричард Никсон был вице-президентом еще во времена Дуайта Эйзенхауэра, и еще в те годы не давал фон Брауну продвижения по карьере.

Более того, Джонсон и Никсон ненавидели друг друга примерно так же, как Хиллари Клинтон и Дональд Трамп!

В известном смысле, Трамп и Никсон − это почти одно и то же по смыслу. Всего за полтора года своего президентства, с января 1969 по сентябрь 1970 года, Никсон разгонит и разгромит всю лунную команду!

Я уже упоминал, что еще в октябре 1968 года, всего за четыре дня до старта «Аполлон-7», внезапно уволился директор NASA Джеймс Уэбб.

Прямо во время запуска «Аполлон-11» заявил о своей отставке директор программы «Аполлон» NASA генерал-майор Сэмюэл Филлипс, автор разоблачительного «Доклада Филлипса» от 19 декабря 1965 года, где острой критике была подвергнута реализация программы «Аполлон», вскрыто низкое качество работ, завышение расходов и т.д.

Директор NASA Джеймс Уэбб поспешил спрятать этот доклад в стол. Но, когда произошла трагическая гибель экипажа «Аполлон-1», все это всплыло наружу. Джеймс Уэбб едва удержался в кресле во время следствия в Конгрессе, но тогда его спас сам президент Джонсон. Теперь же его могли сделать крайним, и он первым вышел из игры...

Генерал Сэмюэль Филлипс тоже слишком хорошо знал предмет и правила игры, поэтому уже в сентябре 1969 года выторговал себе погоны генерал-лейтенанта и вернулся назад в армию, а через два года получил почетный приз − кресло директора АНБ. Надо полагать, он очень много знал...

10 ноября 1969 года, всего за четыре дня до старта «Аполлон-12» (!), также внезапно и без объяснения причин объявляет о своей отставке директор всех пилотируемых программ NASA Джордж Мюллер. Причем уходил он в никуда, «в бизнес». Говорит, денег в NASA мало платят! Семью кормить нечем...

Представляете себе сцену, если бы Королев заявил 8 апреля 1961 года: «Все, ухожу работать в Елисеевский гастроном. Там больше денег!»

В январе 1970 года настал черед и фон Брауна: его «убрали на повышение», сняли с должности Директора ракетного Космического центра имени Маршалла и назначили каким-то заместителем в NASA в Вашингтоне, подальше от космодрома, где он мог командовать только своим столом и секретаршей...

Его терпели в Вашингтоне недолго, и уже в мае 1972 года просто вышвырнули из NASA на улицу!

 

на фото: Вернер фон Браун, Джордж Мюллер и Сэмюэль Филлипс радуются старту «Аполлон-11» (скоро их всех уволят...)

 

15 сентября 1970 года, через неделю после торжественной передачи капсулы «Аполлон-13» в порту Мурманск, из NASA изгнали Директора Томаса Пейна − главного зачинщика и подстрекателя так называемых полетов на Луну про программе «Сатурн-Аполлон».

Неудачник Василий Мишин, заваливший советский лунный проект Н1-Л3, дольше просидел в кресле Главного, чем «триумфатор» Вернер фон Браун и Ко...

До конца своих дней Вернер фон Браун затаил обиду на функционера NASA Джорджа Лоу (того самого куратора стратосферной программы «Меркурий»), который организовал его бесславное увольнение «из космонавтики на улицу».

Неудачи и злоключения подорвали здоровье Вернера фон Брауна. В 1973 году у него диагностировали рак. 16 июня 1977 года его не стало. А ведь ему было всего 65 лет!

Его заместителю и директору проекта «Сатурн- Артуру Рудольфу повезло больше: благодаря крепкому здоровью, он дожил до 1979 года, когда его подвергли преследованию власти США как нацистского преступника и денатурализировали. Лишили гражданства и выслали обратно в ФРГ как бомжа!

Отто фон Винцен все эти годы оставался в тени, и только в октябре 1972 года он напомнил о себе рекордным полетом стратостата на космическую высоту 51816 метра. Так высоко не поднимался ни один летательный аппарат, опирающийся на воздух!

Однако, и от него отвернулась капризная птица-удача. 23 ноября 1979 года, в возрасте 58 лет, он покончил жизнь самоубийством и навсегда унес с собой ответы на многие вопросы, которые могли бы пролить свет на многие обстоятельства американской космической программы 1961-1975 годов...   

Во истину − Америка вас не забыла!

 

 

 

 

Аркадий Велюров

 

 

[1] «Космические аппараты» Под общей редакцией проф. К.П. Феоктистова. Москва, Военное издательство, 1983г.
[2] «Баллистика летательных аппаратов» Ю.Г. Сихарулидзе, Москва, «Наука», 1982г.
[3] «Джемини» тоже не летали?» Дмитрий Зотьев, http://extremal-mechanics.org/archives/20712
[4] «Первые жестянки в космосе или КА «Восток-1» и КА «Mercury», https://pikabu.ru/
[5] «Великий карбюратор», http://free-inform.ru/pepelaz/pepelaz-13.htm
[6] «32 Мая», http://free-inform.ru/pepelaz/pepelaz-6.htm
[7] «Большая российская энциклопедия», https://bigenc.ru/technology_and_technique/text/1929970
[8] «Results of the first United States manned orbital space flight», NASA, 1962
[9] «Results of the first United States manned suborbital space flight», NASA, 1961
[10] «Пилотируемые полеты на луну, конструкция и характеристики Saturn-V Apollo» М., 1973г. Серия «Ракетостроение», т.3
[11] «Радиационная газовая динамика спускаемых космических аппаратов. Многотемпературные модели», Суржиков С.Т., Москва, 2013г.
[12] «КОСМИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА» К. Гэтланд, перевод на русский язык, с изменениями и дополнениями, «Мир», 1986г.
[13] «Postlaunch report for Mercury-Redstone No.2 (MR-2)», NASA, 1961
[14] «Скрытый космос», Н. Каманин, 1995-97гг. (дневники и письма)
[15] «Прогнозирование межпланетных полетов», Соловьев Ц.В., Тарасов Е.В., Москва, Машиностроение, 1973г.
[16] Национальный музей воздухоплавания и астронавтики США (NASM), https://airandspace.si.edu/
[17] «Manned Space Flight Network Performance Analysis for the GT-2 Mission», NASA, May 14, 1965
[18] «NASA Gemini 2 press kit», NASA, December 4, 1964
[19] Авиационная энциклопедия «Уголок неба», http://airwar.ru/enc/ch/ch54.html
[20] Авиационная энциклопедия «Уголок неба», http://www.airwar.ru/enc/craft/c133.html
[21] http://www.aulis.com/odyssey_apollo.htm
[22] «Chariots for Apollo: The NASA History of Manned Lunar Spacecraft to 1969», стр.259
[23] «Stratopedia», http://stratocat.com.ar/
[24] «Небо вокруг меня» Е.Н. Андреев, 1983г., издательство ДОСААФ СССР

[25] «Redstone Rocket Engines», http://heroicrelics.org/info/redstone/redstone-engines.html
[26] «This New Ocean: A History of Project Mercury» https://www.hq.nasa.gov/office/pao/History/SP-4201/ch10-5.htm
[27] Project Mercury Status Report No.1 for period ending Jan 31, 1959

[28] «This New Ocean: A History of Project Mercury» https://www.hq.nasa.gov/office/pao/History/SP-4201/ch5-7.htm

[29] http://www.astronaut.ru/strato/stratolab/stratolab.htm?reload_coolmenus

[30] National Naval Aviation Museum, https://www.navalaviationmuseum.org/history-up-close/stratosphere/

[31] «Proceedings of the Beryllium conference», 1970, https://books.google.ru/books?id=IGMrAAAAYAAJ&printsec=frontcover&hl=ru&source=gbs_ge_summary_r.

[32] «Космическая эргономика» Меньшов А.И., «Наука» (Ленинградское отделение), 1971г.

[33] «This New Ocean: A History of Project Mercury» https://www.hq.nasa.gov/office/pao/History/SP-4201/ch9-8.htm

[34] «This New Ocean: A History of Project Mercury» https://www.hq.nasa.gov/office/pao/History/SP-4201/ch10-5.htm

[35] https://www.thisdayinaviation.com/tag/project-manhigh/

[36] «Research and Development Phase of Project Mercury October 3, 1958 through December 1959» https://history.nasa.gov/SP-4001/p2a.htm

[37] http://www.astronautix.com/m/mercuryballonflighttests.html

[38] http://stratocat.com.ar/fichas-e/1960/VFG-19600126.htm

[39] https://www.ibiblio.org/hyperwar/OnlineLibrary/photos/images/h96000/h96949l.htm

[40] https://stratocat.com.ar/artics/stratolab-e.htm

[41] https://redsearch.org/images/p/joseph_kittinger_video#images-6

 

 

 

 

 

 

ОБСУДИТЬ НА ФОРУМЕ